Слово о Мастере слова

                                                                                                                                          авт. Борхаджиев Хожбауди

 

   Творчество Лулы Джамалуевой широко известно в нашей республике. Несомненно, в течение последних десятилетий она входила в десятку лучших мастеров слова, пишущих на русском языке в ЧР.

   Тяжело о ней писать в прошедшем времени. Еще недавно она радовала нас своими поэтическими новинками, ее стихи были востребованы читателем, причем на очный и заочный контакт с ней чаще выходили любители поэзии, искушенные в сложных формах этого жанра.

   У Лулы было свое, особое видение окружающего мира. Ее оценка тех или иных событий – современных и исторических – всегда становилась отправной точкой для живой, активной полемики, а анализ поднятых тем порой разнился с устоявшимся мнением широкой общественности. Лула умела вовлечь в спор сильных специалистов профильных дисциплин, и дебаты становились полезными и нужными.

    Поэтическая звезда Лулы Джумалаевой взошла в 80-х годах прошлого века, когда стихи молодого автора регулярно стали появляться на полосах республиканской молодежной газеты «Комсомольское племя» (нын. «Республика»). Наше знакомство состоялось на форуме молодых поэтов и прозаиков в 1987 году. Стихи Лулы были хорошо оценены признанными мастерами художественного слова Виктором Богдановым, Иваном Минтяком и Саидом Чахкиевым, который в стенах детского журнала «Радуга» учредил тогда русскоязычное литобъединение «Прометей», ставшее очагом роста молодой поросли в поэзии. Тогда и зазвучали новые имена: Саид Мацаев, Альберт Магомедов, Абу Эдельханов, Василий Литвиненко и др. Конечно, здесь следует назвать и Л.Джумалаеву. Старался от них не отставать и я. Это было время поиска нового слова в литературе. Горбачевская политика внедрения в массы плюрализма мнений и гласности не могла не отразиться и на жизненной позиции молодых авторов, которые старались писать смело, броско, ярко, нестандартно.

   Порой поэты сбивались на неожиданные и даже непонятные образы и языковые изыски. Приходилось нередко слышать от того или иного автора ставший модным словооборот, имеющий защитную функцию: «Я так вижу…». Наш руководитель Саид Чахкиев не всегда соглашался с «видением» того или иного «прометейца», и обсуждение произведений выливалось в жаркую дискуссию. В любом случае, в таких спорах действительно рождалась истина.

   Оригинальными считались поэтические труды Лулы, которая выгодно отличалась от остальных тем, что умела защищаться. Она была очень начитанна, прекрасно знала поэзию не только элитарных авторов, но и малознакомых. Могла цитировать по ходу полемики авторитетного критика, и ссылки выглядели уместными и убедительными. Потом Лула стала пропускать заседания, и это было довольно заметно на общем тонусе нашего клуба. Правда, к тому времени она появилась в печати в качестве соавтора коллективного сборника. Книжка была небольшая, но любители поэзии дали ей высокую оценку.

   В начале шальных 90-х «Прометей» «приказал долго жить». А все десятилетие оставило негативный след во многих сферах человеческой деятельности: в образовании, культуре, литературе.

   Начало текущего столетия ознаменовалось реанимацией старых печатных изданий, а вскоре появились новые газеты и журналы под патронажем министерства по внешним связям, печати и информации. С первого выпуска коллектив журнала «Нана», возглавляемый Лулой Джумалаевой, зарекомендовал себя с лучшей стороны, и не для кого не было секретом, что главный редактор большую часть работы по его выпуску брала на себя. Лула выработала редакционную политику, сверяя ее с популярными изданиями других регионов. «Нана» не замыкалась в рамках чеченских реалий, смело выходила на связь с родственными изданиями. Публикуемые материалы сплошь и рядом были читабельными, в творческом коллективе хорошо была налажена обратная связь с читателем, что позволяло главному редактору постоянно держать палец на пульсе времени. Следует сказать, что и дизайнерская работа осуществлялась на высоком уровне. На страницах журнала постоянно печатались произведения авторов «со стороны». Это было на пользу местным авторам: все ведь постигается в сравнении.

    В течение 5 лет я возглавлял Союз журналистов Чеченской Республики, и не раз участвовал с коллегами во Всероссийском фестивале журналистов, а также и в других крупных форумах СМИ. Мы имели возможность регулярно презентовать свои печатные издания, и скажу откровенно: журнал «Нана» выставляли на обозрение всегда с большой охотой, ибо знали, что он быстро разойдется и поднимет рейтинг чеченских СМИ. И не зря данное издание в течение 2008-2012 годов входил в «Золотой фонд прессы России». Достойный успех!       

     Лула Джумалаева была «наной» в родном коллективе, и ее забота была определяющей в успехах любимого детища.

    Сегодня Лулы нет с нами: жестокий недуг прервал ее жизнь в пору творческого апогея. Она жила поэзией и журналистикой, самозабвенно любя эти творческие направления. Ее любили все, ибо она была открыта для всех, выказывая блестящие грани своего таланта. Такой она и запомнится ее современникам, и именно такой останется в памяти грядущих поколений.

Дала гечдойла цунна! Дала декъалйойла иза! Дала Ялсамане кхача пурба лойла цунна!  

Категория: Мои статьи | Добавил: kanta_ibr (18 Февраля 2020)
Просмотров: 73 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close